December 2nd, 2014

С Плащаницей

Богословские потрясения

Вчера, в понедельник я слушала житие Иоанна Богослова.
Меня всё потрясло, с самого начало. Он кровный внук Иосифа Обручника. Сын его дочери.
Потрясло, как воспринимал ужасы бытия Иоанн Богослов, абсолютно всё считая промыслом Божиим и терпеливо ожидая момента, когда ему будет дано проповедовать.
И смерть его! Ему было 104 года, уже немощный, его носили, не было сил говорить.
А тут он встал, собрал 7ых учеников, вышли из Эфесса (там он большую часть жизни жил), он сам шёл. Вырыли ему крестообразную могилу, живой он туда лёг и его засыпали землёй, постоянно прощаясь и целуясь. Потом лицо платом закрыли и засыпали целиком...
Через несколько дней пришли другие ученики, кто не простился, раскопали тело, а тела там нету. А вот чудеса на могиле той происходили и происходят до сих пор.

А сегодня я читала Исайю. Уже не раз встречала богословское мнение, что всё, что в писании говорится о теле, на самом деле относится к душе. сегодня выпишу один кусок, насколько он яркий и для меня непонятный пока.

Глава 3 (16-25)
И сказал Господь: за то, что дочери Сиона надменны и ходят, подняв шею и обольщая взорами, и выступают величавою поступью и гремят цепочками на ногах, -- оголит Господь темя дочерей Сиона и обнажит Господь срамоту их;
в тот день отнимет Господь красивые цепочки на ногах и звёздочки, и луночки, серьги, и ожерелья, и опахала, увясла и запястья, и пояса, и сосуды с духами, и привески волшебные, перстни и кольца в носу, верхнюю одежду и нижнюю, и платки, и кошельки, светлые тонкие епанчи и повязки и покрывала.
И будет вместо благовония зловоние, и вместо пояса будет верёвка, и вместо завитых волос -- плешь, и вместо широкой епанчи -- узкое вретище, вместо красоты -- клеймо.
Мужи твои падут от меча, и храбрые твои -- на войне.
И будут воздыхать и плакать ворота столицы, и будет она сидеть на земле опустошенная.